Немножечко боли для проститутки Питера

 

- Немножко боли… Сделай мне больно.

- Прости, что? – сидя за монитором, он не услышал ее слова.

- Сделай мне больно, как дешевой проститутке Питера – она произнесла уже чуть слышнее, а ее лицо заполонила красная краска – «Привяжи меня и отшлепай!».

Его удивлению не было предела, а она не останавливалась:

- Я старалась, сдерживалась, но бурные фантазии не хотят покидать меня. Когда твои руки ласкают мою грудь, мне хочется, чтобы это было жестче. А во время секса мне хочется, чтобы ты шлепал мою попу. Я делала тебе тонкие намеки, но ты, видимо, не услышал, поэтому я сейчас прямо прошу причинить мне боль.

Какое-то время он переосмысливал услышанное. А она сидела с опущенной головой и с, прикрытым волосами, пылающим лицом, а через майку просвечивались возбужденные соски.

- Снимай одежду! – повелительным тоном сказал он, а она приподняла свой взгляд.

- Я кому приказываю? Снимай одежду, немедленно! – она быстро скинула трусики с майкой, и осталась в чем мать родила.

- Ложись лицом вниз, как делают путаны из СПб рабыни! – она повиновалась. Непонятно откуда взятой веревкой, он начал привязывать руки и ноги к постельным столбцам, подложив небольшую подушку под живот, чтобы попка торчала кверху. Девушка задрожала, сначала от страха, а потом ее накрыло возбуждение. Он вытащил ремень.

- Проститутка, ты дешевая шлюха Питера! Вот в какое русло направлены твои фантазии? Как ты смеешь мечтать об этом, похотливая шлюха? Я накажу тебя за это!

Хлест ремня оставил красную полосу на нежно коже. Она пискнула от несильного удара.

- Тебе никто не разрешал произносить звуки, развратница! – выкрикнул он. Подняв с пола ее трусики, он стал запихивать их будто кляп. Поначалу она начала препятствовать, но он слишком сильный. В тот же момент, она почувствовала вкус своей промежности. 

- Что, получаешь удовольствие, шлюха? – прозвучал смешок, и снова удар, но в этот раз посильнее. Вздрогнув, ей хотелось закричать, но трусики заполонили рот. Удары начали осыпаться один за другим, ей было и приятно, и больно, а глаза наполняли слезы.

Все прекратилось. Он начал отвязывать веревки, а она подумала, что на этом все. Но нет… Он велел ей лечь на спину. Она хотела бы что-то сказать, но кляп все еще перекрывал эту возможность. 

- Думала это и все? Давай переворачивайся, не выводи меня из себя!

Она повиновалась. В момент прикосновенья попки с простынями, у нее сложилось впечатление, будто в нее впились многочисленные иголки, и из ее уст вырвался стон.

- Раздвигай свои ножки, сейчас тебе придется потерпеть.

 Мысленно, она стала готовиться к непредсказуемости. Немного полюбовавшись на гладко выбритую и мокрую киску, он устремил очередной удар к клитору. Невзирая на кляп, она громко крикнула, а из глаз хлынули слезы боли. Она захотела сдвинуть ноги, он перекрыл все возможности.

- Тебе же было сказано терпеть! – взмах руки, и очередной удар. Шлепки повторялись снова и снова, а ей казалось, будто она сейчас скончается от муки. Нанеся почти десять ударов, он остановился и начал рассматривать результат. Тело в поту, глаза на мокром месте, а опухшая киска алого цвета. Он начал стягивать свои шорты, высвобождая свой твердый член. От резкого толчка она начала стонать, а его руки то нежно, то грубо ласкали соски. Через пару минут он дошел до оргазма, так как был чрезмерно возбужден. Он был поражен, он трахал ее как дешевую шлюху Питера – это был кайф. 

Взглянув на униженное тело, его снова накрыло возбуждение. Но он решил, что будет честно, если сначала кончит она. И прильнул к ее разгоряченной вагине своим шаловливым языком. Когда почувствовал, что именно сейчас настанет пик ее наслаждения, он снова вошел в нее. Уже через минуту она взорвалась в неистовом оргазме, а он наполнил ее своей спермой.

Наслаждаясь мгновениями, они пролежали какое-то время не шелохнувшись. И только потом он освободил ее рот от кляпа и обнял. Повернувшись, она прошептала «Благодарю».

И жили они долго и счастливо.

 

Назад